Украина превратится в Силиконовую долину? Макс Поляков помогает стартапам.

Макс Поляков стремится превратить Украину в настоящую Кремниевую долину

Согласно данным компании CB Insights, основными причинами неудач 71% стартапов являются недостаток финансирования и отсутствие спроса продукта на рынке. Украинский предприниматель Макс Поляков помогает стартапам ликвидировать эти проблемы путем формирования в стране своей Кремниевой долины.

На данный момент, согласно сайту liga.net, Макс Поляков является членом правления венчурного фонда Noosphere Ventures и сооснователем ассоциации Noosphere. До этого ему удалось создать несколько космических предприятий: EOS Data Analytics, Space System Engineering, Firefly Aerospace.

Кроме бизнеса, Макс Поляков активно занимается развитием стартап-экосистемы в Украине. Его коллеги из ассоциации Noosphere создали несколько инициатив, направленных на усовершенствование в Украине науки и технологий. Среди них соревнования CopterRace по дрон-рейсингу, фестиваль BestRoboFest, а также школа Noosphere Engineering School, являющаяся образовательным хабом для стартапов. Данные мероприятия являются отличным поводом для обмена знаниями между молодыми бизнесменами, продвижения новых проектов в сфере информационных технологий и реализации инновационных идей.

Школа Noosphere Engineering School

Зимой 2014 года была создана Noosphere Engineering School (NES). Данная школа должна была выступить в роли центра исследований и новых разработок, в котором начинающие стартаперы смогли бы преобразовать имеющиеся идеи в реальные инженерные продукты.

Макс Поляков сделал все возможное, чтобы NES объединила академическую базу ведущих технических украинских вузов и практическую экспертизу ассоциации Noosphere. Здесь стартаперы имеют доступ к современному техоборудованию и возможность работать с более 60 менторами ассоциации Noosphere.

На сегодняшний день инженерная школа «Ноосфера» имеет ряд приоритетных направлений:

  • альтернативная энергетика,
  • космические технологии,
  • анализ больших массивов данных,
  • эффективное природопользование,
  • робототехника.

Два раза в год Noosphere Engineering School для своих студентов проводит космический турнир Star Track. Участники соревнований конструируют макеты ракет-носителей, спутников, ракетных комплексов и многое другое. Приз за лучший макет составляет пять тысяч гривен.

В августе 2018 года инженерную школу «Ноосфера» посетил журналист Эшли Вэнс, который является автором бестселлера про известного предпринимателя Илона Маска. Вместе с видеографом Грантом Слэйтером им удалось подробно изучить проекты школы и обсудить технические решения, которые могли быть полезными участникам.

Лучшие проекты инжиниринговой школы Noosphere

За время работы школы студентами было разработано около 40 инженерных проектов. Самыми успешными из них являются MyPol и ArtOs.

Мобильное приложение MyPol было запущено в Днепре на День независимости в 2016 году. Оно призвано создать быстрый доступ гражданских лиц к правоохранительным органам в случае чрезвычайных ситуаций. В феврале 2018 года MyPol завоевало статус официального канала связи полиции и граждан, а к концу лета приложение было запущено в Николаеве, Черновцах, Ивано-Франковске.

Комплекс ArtOs представляет собой систему управления артиллерийским огнем, которая максимально сокращает время между обнаружением цели и ее ликвидацией. Уже на протяжении трех лет данная система находится на вооружении ВСУ. С помощью ArtOs слаженная команда артиллеристов открывает огонь по цели в течение 2 минут после ее обнаружения.

Платформа Vernadsky Challenge

В 2015 году Макс Поляков вместе с директором Google Ukraine Дмитрием Шоломко организовали платформу для стартапов Vernadsky Challenge, аналогов которой нет нигде в мире. Главная идея проекта – помочь талантливым молодым специалистам реализовать свои инновационные идеи.

Судьями Vernadsky Challenge выступают эксперты, ученые и бизнесмены, имеющие практический опыт в реализации инновационных проектов. Инициатор конкурса Макс Поляков также входит в состав жюри. На сегодняшний день в конкурсе успели принять участие более 500 стартапов не только с Украины, но и из США, Индии и Израиля.

За три года существования в конкурсе инженерных проектов приняли участие свыше 500 стартапов со всего мира, в том числе из Индии, Израиля и США. Главным призом является грант на реализацию проекта от фонда Noosphere Ventures. Уже было выделено 5 миллионов гривен. В этом году конкурс в сфере космических технологий и биоэлектроники планируется провести 1-2 декабря.

Зачем Макс Поляков развивает экосистему стартапов в Украине? Какие он преследует цели?

Макс Поляков сделает из Украины Кремниевую долину?

Частный предприниматель Макс Поляков – один из основателей ассоциации Noosphere. Также он – основной создатель большого количества различных предприятий, связанных с космическими технологиями и созданием продукции из отрасли ракетостроения. Его основное направление — развитие экосистемы стартапов в Украине. Предприниматель активно продвигает развитие науки и нанотехнологий в нашей стране.

Макс Поляков организовывает постоянно различные состязания с призовым фондом для начинающих разработчиков. Например, конкурсы CopterRace и BestRoboFest. Эти соревнования — хорошая платформа для перспективных талантливых разработчиков не только ознакомить общественность со своими проектами, но и найти спонсоров для их дальнейшей разработки и реализации.

Макс Поляков в 2014 г., по информации сайта liga.net, открыл школу для начинающих инженеров-проектировщиков. По задумке, она должна была стать центром новых разработок и исследований. Школу могли посещать стартаперы для доработки и доведения своих проектов до совершенства, а также для получения новых знаний в своей области. Молодые инженеры могли пользоваться не только инновационным оборудованием, но и знаниями всех ведущих специалистов данного направления, а также наработками профессионалов компании Noosphere. Сотрудники компании на занятиях знакомили студентов с новейшими достижениями, оказывали необходимую помощь молодым разработчикам в воплощении их идей.

За четыре года работы инженерной школы определились приоритетные направления развития – космические разработки, робототехника, поиск альтернативной энергетики, самолеты вертикального взлета и т. п. Макс Поляков дважды в год проводит, в рамках деятельности школы молодых инженеров, состязание Star Track по космическому направлению. Студенты, обучающиеся в заведении, демонстрируют свои разработки – макеты ракет, спутниковых комплексов. Победитель получает приз в сумме 5 тысяч гривен на дальнейшее развитие проекта.

Макс Поляков, как частный предприниматель, поддерживающий перспективные интересные проекты талантливых ребят, и не стремящийся к обогащению, заинтересовал известного журналиста Эшли Вэнса. Не так давно журналист издал свою книгу, посвященную знаменитому бизнесмену и разработчику Илону Маску. После посещения компании Noosphere и школы инженеров, у него появилась идея рассказать всему миру об украинском предпринимателе. В школе талантливая молодежь показала Вэнсу свои разработки, достойные выйти на мировой рынок. Журналист отметил высокий уровень теоретических и практических знаний у студентов. Он пожелал Полякову и дальше поддерживать талантливых проектантов, вкладывая инвестиции в развитие перспективных технологий и проектов.

Несколько программ таких, как My Pol (программа для быстрой связи с полицией) и ArtOS (автоматизированное руководство огнем), разработанные студентами школы, уже получили признание.

Как Макс Поляков ищет талантливых инженеров?

Макс Поляков совместно с директором «Google Украина» Дмитрием Шоломко в 2015 г. объявили конкурс Vernadsky Challenge для всех желающих стартаперов. До объявленного конкурса, у молодых разработчиков не было возможности представить свои проекты и наработки. 12 участников были отобраны для выхода в финал, где должны были ознакомить со своими проектами судейскую коллегию, в которую вошли ученые и предприниматели. Жюри, ознакомившись с представленными проектами, оценивают их новизну и перспективность.

За время существования этого конкурса, а это более трех лет, жюри рассмотрело свыше 500 проектов. В соревновании участвовали молодые инженеры не только из Украины, но и из разных городов мира, представляя свои стартапы. Члены жюри отметили интересные проекты, которые в перспективе могли выйти на мировой рынок. Авторам таких идей присуждался призовой фонд для дальнейшего развития идей.

Предприниматель верит, что в недалеком будущем нашу страну можно превратить в Кремниевую долину. Поэтому он не останавливается, а продолжает дальше поиски талантливых инженеров путем конкурсов и поддерживая интересные задумки.

Макс Скибинский: Любая поддержка российского режима может разрушить репутацию человека в Силиконовой долине

Макс Скибинский – успешный серийный предприниматель из Силиконовой долины, бизнес-ангел, ментор стартап-акселераторов и до недавнего времени инвестиционный партнёр всемирно известного венчурного фонда Andreessen Horowitz. 20 лет назад он иммигрировал из России в США. За его плечами легендарный инкубатор YCombinator и несколько собственных стартапов. В 2010 году продал свою социальную компанию “Hive7.com”, которой сегодня владеет “Disney”

За пределами бизнес-кругов Макс Скибинский стал известными после своего блога 2014 года, в котором обвинил Россию в убийстве пассажиров самолета Малазийских авиалиний, саму Россию назвал империей зла и несостоявшимся мафиозным государством и призвал американские компании не давать заказы предприятиям, связанным с российским правительством.

К российскими стартапам Максим Скибинский также относится с большой долей скептицизма, подчеркивая, что они катастрофически отстают от уровня Силиконовой долины. Впрочем, венчурный инвестор критичен и по отношению к украинским стартапам, которые оказались в заложниках у войны на востоке Украины. На все остальное постсоветское пространство Максим фактически уже махнул рукой.

“Forum Daily” поговорил с Максимом Скибинским о прошлом, настоящем и будущем украинских и российских старпапов и о влиянии войны на востоке Украины на Силиконовую долину.

Уже прошел год с момента начала российско-украинского военного конфликта. Как он отразился на Силиконовой долине?

Россия и до этого не была представлена в Силиконовой долине, потому никаких изменений, по сути, не было. Когда доля процента превращается в ноль, – это очень несущественно. Никто тут даже ничего не заметил.

Но раньше здесь были русские организации, русские конференции, теперь же это поле деятельности стало выжженной землей. То есть, если до этого была хоть сколько-нибудь маленькая ниша, то сейчас она залита бетоном. Для любого серьезного человека даже принять приглашение стать спикером на конференции, которая явно ориентирована на Россию, – это значит нанести вред своей профессиональной репутации.

Никто с нормальной репутацией в такого рода мероприятиях участвовать не будет. Последние 10-20 лет минимального прогресса, которого российское сообщество достигло в Силиконовой долине, сейчас стерты, уничтожены.

Вы в своем нашумевшем блоге год назад писали о том, что в связи с российско-украинскими военными действиями стоит ожидать приток в Силиконовую Долину креативного класса из Украины и России. Многие приехали за это время?

Эта волна началась уже летом прошлого года, и далее только усилилась. Если вы выйдете на улицу в Маунтин Вью (здесь находится главный офис Google. – Авт.) или в Пало-Альто (один из центров Силиконовой долины, где расположен Стэндфордский университет. – Авт.), то уже через 5-10 минут услышите русскую речь. Колоссальное увеличение русскоязычной комьюнити абсолютно очевидно. Но приезжают в основном люди, которые вливаются в уже существующие компании.

Макс Скибинский обсуждает проблемы российских и украинских стартапов в Стэнфорде. Фото с Facebook Кати Федосеевой

То есть, это наемные работники, а не основатели стартапов, которые могут развиваться в Силиконовой долине?

Был очень маленький росток, который очень медленно, под определенным влиянием Медведевской программы “Сколково”, начал развиваться. Там были наметки на позитив. Но это, если образно говорить, как будто вам нужно пройти дистанцию в сто километров, а вы прошли километр. Хорошо, конечно, что вы начали двигаться, но много чего еще осталось сделать. Сейчас этот пройденный километр подчистую разбомблен, в плане развития российских стартапов все откатилось на 50 километров назад от точки старта. Креативный класс приехал сюда и, скорее всего, создаст локальные стартапы в Долине, а те люди, которые остались, занимаются другим – летают с благословленными георгиевскими ленточками и так далее. Но от этого стартапы не появляются.

Читайте также:  Что нужно для водяного отопления частного дома

С Украиной другая проблема. Кто захочет инвестировать в фактически военную зону, в команды, которые имеют неопределенность с локальной политической системой? Кроме того, всем ясно, что уровень коррупции в Украине приблизительно равняется российскому.

При этом в Украине программисты, которые работают на аутсорсинге на западные компании, постепенно учатся делать качественный продукт, кто-то вырастает до собственного продукта. Естественно, когда поверх этого накладывается и война, и политическая нестабильность, и девальвация национальной валюты, то с этим багажом очень трудно конкурировать с компаниями Силиконовой долины, у которых таких проблем вообще нет.

В России нынешняя ситуация не изменится ни через 3 года, ни через 5. У Украины же остается тот же задел, который был до начала военных событий – это огромное количество ноу-хау, которые получают их аутсорсинг-команды и возможность на их основе тренироваться и пытаться делать своей продукт. Когда это получится у сотни украинских компаний, тогда возникнет своя техиндустрия. Но если российские танки пойдут в Мариуполь и в остальные регионы, то откровенно говоря, будет не до стартапов.

У вас есть опыт работы с украинскими или российскими стартапами?

Я с ними встречаюсь, я с ними разговариваю, но они не котируется так, как стартапы Силиконовой долины. Они, скорее, попадают в категорию очень талантливых детей, которые делают свои первые попытки.

Посевы до войны были видны. Я общался с перспективными командами. Видел, что там еще немножко каша в голове, они не очень понимали, что они делают, но потенциал был виден. Нужно было еще 2-3 года – и у них могло бы получиться что-то серьезное, что не захочется отфутболить. Этот потенциал я очень четко видел в 2012-2013 годах, причем он шел в основном из Украины, а не из России. Ведь украинским программистам нужен аутсорсинг, чтобы зарабатывать деньги, поэтому они должны постоянно учиться, а российские программисты просто сидят в банках, существующих на нефтедоллары, получают зарплаты и им пофигу все новые технологии.

Сейчас все стало намного более проблематично.

Если вы размещаете аутсорсинг-проект, вы начинаете выбирать: Украина, Индия, Латинская Америка или еще какая-нибудь страна. Цены у всех приблизительно одинаковые. Вы выберете команду, которая сидит в спокойной Бразилии, или ту, которой грозят ракетные обстрелы? Вы можете сочувствовать украинским проблемам, но вы выберете то, что правильно для вашего бизнеса.

Главный негативный эффект событий – людям в Украине и России кажется, что у них есть какой-то прогресс. У России прогресс измеряется тем, сколько они территорий отгрызли, кого разбомбили. У украинской стороны – сколько аэропортов защитили. Проблема в том, что пока идет конкуренция по таким средневековым терминам, ни Китай, ни Индия, ни уж тем более Силиконовая долина, не теряют времени. Качество их работы растет непрерывно. Конкуренция усиливается. Этот конфликт потом аукнется пятилетиями, десятилетиями задержки.

Ведь позитив современного хай-тека в чем? Вы можете сидеть в Мариуполе или в Киеве и через интернет конкурировать со всем миром. А теперь негатив: вы сидите в Мариуполе или в Киеве и вы конкурируете со всем миром. Это означает, что вам нужно показать наивысшее качество работы.

Могу провести такую аналогию. Если вы не хотите драться с амбалом на улице, а он очень хочет с вами драться – а у России это, определенно, получается – то вы все равно не попадете на урок IT в школу. Это основная проблема Украины сейчас.

Мы, может, найдем 5-10 команд за последние 10 лет, но это не индустрия, это гениальные исключения из правила. И если сложить все стартапы из Украины, России, и всего бывшего СССР, то мы все равно останемся с ошибкой округления по сравнению с Индией и Китаем.

Максим Скибинский во время менторской сессии. Фото с Facebook Дениса Кондратовича

Представлены ли в Силиконовой долине стартапы из других стран постсоветского пространства – Беларусь, Казахстан, Молдова и т.д.?

Нет, стартапов нет, никакого принципиального присутствия нет. Что есть – так это деньги.

Обычно это выглядит так: мы такая-то группа, помоги нам расположить капитал в Силиконовой долине. Причем владельцы этого капитала хотят инвестировать не в российские и не в украинские стартапы, а в потенциальные Airbnb и Uber на начальных стадиях. Они не пытаться изобрести что-то за свои деньги практически в пустыне.

Я общалась с профессором Стэнфорда Бертоном Ли, который считает, что для того, чтобы сохранить сферу IT в Украине, не нужно мобилизировать программистов. Каков ваш рецепт сохранения украинской IT-индустрии?

С одной стороны, я вижу в этом логику, что, мол, давайте защищать этот цветок. Но имейте в виду, что Украина будет защищать аутсорсеров, работающих над проектами, которые им присылают со всего мира, в том числе – из Силиконовой долины. С другой стороны – не стоит забывать, что одним из самых сильных IT-кластеров является Израиль, который всю свою историю существования был в состоянии войны. Израильские IT-секьюрити стартапы пользуются сейчас огромным уважением на самых высоких уровнях.

Мне в такой ситуации очень трудно дать совет. Происходящее, на самом деле, может быть толчком для развития сферы. Возможно, стоит взять за основу израильскую модель развития, поскольку соседство с Россией никуда не денется.

Посмотрите, Россия сейчас воюет с Украиной дронами, которые она покупает у Израиля. Возможно, украинским программистам следует обратить внимание на дрон-технологии. Сейчас в мире существует большой рынок для военноориентированных или полувоенных технологий. Все сейчас вооружается, причем технологически.

Какие проекты, по вашему мнению, сейчас пользуются популярностью в Силиконовой долине?

Силиконовая долина абсолютно меритократична и реактивна. Если какой-то тренд не работает, его тут же бросают и люди начинают заниматься чем-то другим. Года три назад, например, появился тренд Google glass. Под него начали формироваться стартапы, распределяться деньги, а потом выяснилось, что Google glass в общем никому не нужен, что это абсолютно неудобное и практически оскорбительное изобретение. Скорость, с которой все эти Google glass стартапы слили, была просто молниеносной.

Я могу выделить разве что свои приоритеты. Это пока только потенциальные проекты, они не стали трендами. Прежде всего, я занимаюсь биткоинами. Привлекает в нем то, что несмотря на все попытки сказать, что это абсолютно несерьезный проект и никому не нужный, он упорно не умирает.

Второй приоритет – технология виртуальной реальности, от которой всех, как выяснилось, в прямом смысле тошнит. Есть уже очки дополненной реальности HoloLens от Microsoft, Valve и HTC также создали свои очки виртуальной реальности. Думаю, мы что-то придумаем с проблемой тошноты. Но это технология создает огромный пласт software. При использовании этой технологии пропадает понятие монитора, вокруг вас их может быть бесконечное количество. Многие офисы, несмотря на все скайпы, зависят во многом от персонального общения. А что, если в виртуальной реальности вы сможете пойти к кому-то в офис, постучаться и сесть поговорить? Неизвестно, как эта технология изменит мир, но она точно его изменит.

Еще одно направление – дроны. Они могут применяться не только в военных целях, но и в гражданских. Я только что видел презентацию компании “Airdog”. Они ищут деньги на свою новую разработку, рассчитанную на людей, которые занимаются активными видами спорта. Человек надевает на руку браслет, идет, например, на пробежку, а над ним постоянно висит дрон, который снимает его с разных ракурсов, создавая экшн-видео. Таких компаний, думаю, будут сотни.

Вот вам вызов для украинских программистов. Могут ли они придумать в этих трех сферах что-то новое, до чего никто раньше не додумался, и есть ли у них технологические знания, чтобы создать продукт, вывести его на рынок и рассказать о нем прессе?

Мы в Telegram! Подписывайся! Читай только лучшее!

Читайте все новости по теме “Украинцы в Силиконовой долине” на OBOZREVATEL.

Как украинский бизнесмен Макс Поляков создает новый космос

Недавно в Днепре президент Петр Порошенко посетил компанию “Firefly Украина” украинца Макса Полякова. Так многие узнали, что в Украине есть частные аэрокосмические предприятия. Вопреки государственной монополии на ракетно-космическую отрасль, они существуют, возвращают Украине былую славу космической державы и за несколько лет сделали для этого больше, чем все государство с момента полета Леонида Каденюка на “Колумбии” в 1997-ом.

Фото: Макс Поляков и Петр Порошенко на встрече в Днепре в мае 2018 года

Космическая революция

За последние годы космос стал едва ли не главным трендом в мире технологический инноваций и научных исследований. Все больше и больше стартапов пытаются удивить мир, как это сделали Blue Origin и SpaceX. Зрелищными запусками и революцией в области многократного использования ракет они превратили космос в мейнстрим, сделали его близким, относительно доступным и частным — с происходящим сейчас аэрокосмическая отрасль никогда раньше не сталкивалась. SpaceX стала первой частной компанией, которая смогла запустить на орбиту корабль с грузом и вернуть его обратно.

В результате за 4 последние года доля компании Илона Маска на мировом рынке запуска ракет увеличилась с 5% до 45%. Этот год компания намерена закончить с 60% рынка. Уже сегодня SpaceX обогнала многие страны по числу запусков и перевалила за $20 млрд капитализации.

Коммерческие космические проекты становятся едва ли не самой наукоемкой сферой. Они все чаще включают создание и ракет-носителей, и грузов, и наземную инфраструктуру. Кроме того, бум частников серьезно снизил порог выхода на рынок “космических” продуктов. Если раньше космос могли позволить себе только госбюджеты, то теперь создать спутник можно на кафедре университета. Это захватывает все больше мечтателей, а стартап-рынок регулярно пополняется новыми командами.

Украина — самый яркий тому пример. В нашей стране уже дважды проводился глобальный хакатон NASA Space Apps Challenge, сотни украинцев в разных городах в течение 48 часов работали над решением задач, поставленных космическим агентством. Оба раза наши команды буквально влюбили в себя поклонников космоса — проекты Mars Hopper и Spacer заняли 1 и 8 места в глобальной номинации People’s Choice Award.

Читайте также:  Как правильно перемотать якорь электродвигателя

Этот успех заставил международные венчурные фонды пристальней присматриваться к локальному рынку. Фонд Noosphere Venturesне раз сообщал о поиске космических стартапов прежде всего на базе университетов. Фонд основал украинец Макс Поляков, который не только ищет космические команды для инвестирования, но и сам активно осваивает этот рынок.

Перезапуск и второе дыхание FSS

Firefly Space Systems основал Том Маркусик и группа инженеров в США в 2014 году. Стартап казался многообещающим — в 5 раундах привлек $22 млн инвестиций, купил землю для испытаний и оборудование, произвел и успешно протестировал первый двигатель.

Но спустя 2 года компания не закрыла сделку с ключевым инвестором и, отправив сотрудников в вынужденный отпуск, объявила о банкротстве. Чтобы погасить долги, в марте 2017 года Firefly выставили на аукцион. Физические активы, патенты и лицензионные соглашения за $75 млн выкупила EOS Launcher, принадлежащая Максу Полякову.

Вместе с новым собственником компания получила новое название — Firefly Aerospace — и новую жизнь. Он нанял на работу большую часть сотрудников FSS и сохранил профиль — разработку орбитальных ракет-носителей для рынка малых и средних спутников. В этом главное отличие от трендсеттеров SpaceX и Blue Origin. Firefly Aerospace специализируется на недорогих и небольших ракетах для доставки мелкогабаритных грузов, например, спутников типа CubeSat весом от 1 до 8 кг. Они используются для наблюдения за поверхностью Земли, съемок и дистанционного зондирования.

Производство и запуск таких коммерчески эффективных спутников стали одним из самых растущих сегментов всей аэрокосмической отрасли. Например, в 2016 году из 126 запущенных спутников, 55 аппаратов были размером с коробку для обуви. В мире насчитывается всего несколько десятков компаний, специализирующихся на запуске малых спутников. Одну из них создал украинец Макс Поляков.

Создание открытого и доступного космоса для физических и юридических лиц является приоритетной задачей для Макса Полякова и его команды

Firefly Aerospace поддерживает идею “Нового космоса” — открытого и доступного для физических и юридических лиц. Для этого необходимо удешевить стоимость запусков и снизить зависимость от государственных заказов, которые часто убивают рынок в буквальном смысле этого слова. Этим Firefly Aerospace и намерена заняться. Как пишет AIN.ua, если запуск Falcon 9 обходится SpaceX в $60-100 млн, то запуск “бюджетной” ракеты Firefly Aerospace будет стоить около $8 млн.

Главный офис по-прежнему находится в Остине, штат Техас. В Днепре компания открыла R&D-центр для исследований и экспериментальных разработок в области технических и естественных наук. Украинская команда работает над созданием электрореактивного двигателя и собственного спутника. Центр оснащен самым большим в стране 3D-принтером для печати элементов ракетных двигателей. Там же президенту Украины показали ракеты-носители — Firefly α и Firefly β. “Альфа” способна доставлять грузы весом до 1 тонны на высоту до 500 км. “Бета” — более тяжелая двухступенчатая ракета, способная выводить до 4 тонн на высоту до 200 км. Обе ракеты созданы из композитных материалов и могут использоваться повторно.

R&D центр полезен Украине как космическими разработками, так и новыми рабочими местами.

Кроме ракет у Firefly Aerospace уже есть космодром — Space Launch Complex 2 West (SLC-2W) в Калифорнии. Firefly Aerospace стала второй в мире компанией, принадлежащей иностранцу, которой правительство США дало право управлять и использовать космодром на своей территории. Компания уже подписала договоры о научных исследованиях и разработках с Управлением перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA), а также проходит сертификацию ВВС США, хотя для орбитальных запусков это не обязательно.

По большому счету правительство США впервые готово к сотрудничеству в изучении космоса с частной компанией, R&D-центр которой находится за пределами штатов. Впервые запустить Alpha планируют в третьем квартале 2019 года. С 2020 года запуски должны стать ежемесячными. Как сообщил Макс Поляков, в 2020 году должно состояться 8 запусков, а в 2021 году — 18. Первым клиентом станет компания британская SSTL, который занимает 40% глобального рынка производства малых спутников. В подписанном сторонами документе говорится о шести запусках в период c 2020 по 2022 год.

По-настоящему большие данные

Но космос — это не только про ракеты. МКС, спутники, роверы, зонды и другие аппараты передают на Землю тысячи терабайт информации, которую необходимо обрабатывать, анализировать и хранить. Взять хотя бы фотосъемку. Всего лишь два спутника, американский Landsat 8 и европейский Sentinel 2A, передают снимки в огромных объемах. В архиве одного только Landsat более 10 петабайт (10 тыс. терабайт) фотографий, который обновляется каждые 10 дней. Спутник Sentinel накапливает 2 петабайт новой информации ежегодно.

EOS Data Analytics и Макс Поляков считают, доступность обработки больших объемов данных – важный шаг в развитии “Нового Космоса”

На Земле с помощью спутниковых снимков можно оценить площадь загрязнения поверхности, определить степень созреваемости урожая, отследить темпы сокращения площади лесов, изменения русел рек и решить множество других задач из всевозможных областей — от военной разведки, до журналистских расследований о недвижимости коррумпированных чиновников. Раньше пользователь должен был найти и скачать снимок на свой компьютер, затем определить алгоритм его обработки, после чего каждый снимок обрабатывался платным ПО несколько часов, а то и сутки.

Сделать эту информацию широко доступной и удобной в обработке — этим Макс Поляков озадачил еще одну свою космическую компанию EOS Data Analytics. С 2015 года американский и украинский офисы компании анализируют и обрабатывают большие ГИС-данные. Известнейшая разработка команды — инструмент Land Viewer. Это часть технологии обработки геопространственных снимков, которую разрабатывает EOS. Он позволяет бесплатно просматривать и загружать огромные объемы спутниковых снимков поверхности Земли в браузере на компьютере, в телефоне или на планшете.

Раньше подобное требовало колоссального времени и трафика. Технология быстро нашла своего пользователя, ее оценили Bloomberg, бразильский Greenpeace, расследователи Bellingcat проиллюстрировали масштабы пожаров на нефтяных скважинах в Ираке как раз с помощью Land Viewer. Компания получает и правительственные заказы. EOS Data Analytics в партнерстве с Google анализировали материалы аэрофотосъемки водных районов Калифорнии и, объединив их с данными местных метеостанций, рассчитали индивидуальную норму воды по каждому домовладению. Проект направлен на сокращение нерационального потребления воды в засушливом штате. По подсчетам создателей, Land Viewer ежегодно используют до 5 тысяч человек из 179 стран мира.

Нет закона – нет рынка

Воплощение в жизнь идеи “Нового Космоса” – это важное звено в развитии космической индустрии по мнению Макса Полякова

В Украине аэрокосмическая отрасль развивается по модели, исключающей поддержку государства. Та же SpaceX мало чего смогла бы достичь без контрактов с NASA и ВВС. Государственное космическое агентство такого заказа обеспечить не сможет. Но могло бы помочь с устранением законодательных препятствий. Например, закон не только запрещает частным компаниям производить и испытывать ракеты-носители, но даже устанавливать отношения с международными партнерами без разрешения ГКА.

В ведомстве заверяют, что в конкуренции государственных и частных космических компаний заинтересованы, но переписывать закон не спешат. В марте глава агентства Павел Дегтяренко в интервью сообщил, что на принятие такого проекта понадобится от 8 месяцев до нескольких лет, но сам проект пока “на стадии концепции”.

В любом случае контроль над деятельностью частных компаний послаблять не намерены, чтобы Украина “не вылетела из клуба уважаемых государств с ракетными технологиями”. Интересно, сохранит ли наша страна место в этом “почетном клубе”, если технологий не останется вовсе. В Firefly Aerospace на государственные заказы или гранты не рассчитывают, однако нуждаются в законодательной базе и понятных правилах игры на рынке, который может рухнуть, так до конца и не сформировавшись.

“С учетом существующего законодательства и конъюнктуры отрасли, мы пока не видим возможности и целесообразности в базировании всего технологического цикла по производству и эксплуатации ракет-носителей в Украине, поэтому основные возможности мы усматриваем именно в международной кооперации американской компании с ее украинским офисом в Украине”, — рассказал Макс Поляков в интервью Интерфаксу.

И в отличие от агентства, времени на ожидание у Firefly Aerospace нет. Компания уже приняла десятки предзаказов на запуски малых спутников и готова пошатнуть позиции конкурентов из Китая, России и Индии. На фоне прайсов со стартовой ценой $30 тыс. за килограмм, план украинцев снизить стоимость до $10 тыс. за килограмм груза выглядит весьма привлекательным.

В перспективе, Firefly Aerospace намерена сократить среднюю стоимость запуска еще в 3-4 раза. Это сделает космос доступней для других частных игроков и еще более совершенных технологий, возникновение которых станет логичным следствием конкурентного рынка. От государства требуется всего лишь помочь этот рынок запустить. Бизнесмены, ученые и мечтатели в долгу не останутся, они подарят нам “Новый космос”.

Владелец аэрокосмической компании FireFly Макс Поляков хочет возродить украинский космос

Американская частная компания FireFly Aerospace, владельцем которой является украинский бизнесмен Макс Поляков, в начале мая успешно провела тесты второй ступени своей ракеты-носителя легкого класса Alpha. Это еще на один шаг приблизило компанию к главной цели — первому коммерческому запуску Alpha, намеченному на декабрь текущего года. Как сообщил в интервью спецпроекту tech.liga.net Макс Поляков, в ближайших планах FireFly делать по 8 ракет в год, а в будущем увеличить этот показатель до 24. Для этого нужно построить второй завод, место для которого уже подыскивается во Флориде.

Макс Поляков строит ракеты-носители FireFly в США и в Украине

Главный офис, производство и конструкторское бюро компании расположены в Остине, штат Техас. В 2018 году к ним добавились офис и R&D центр FireFly на родине Макса Полякова — в Украине, в Днепре (экс-Днепропетровск). Именно Днепр считается колыбелью украинской космонавтики. В нем и по сей день работают крупнейшие предприятия ракетно-космической отрасли КБ «Южное», Южмаш, Хартрон.

Сам Макс Поляков родился и вырос в Запорожье. Его детское увлечение космосом было не случайно, так как родители работали в запорожском филиале Хартрона, разрабатывающем системы управления и другую ракетную электронику. Впрочем, именно они и отговорили сына идти по своим стопам, так как профессия инженера в лихие 90-е едва позволяла сводить концы с концами.

По настоянию матери Макс Поляков поступил в Запорожский медицинский институт. Там, на 4 курсе, в рамках программы по обмену студентами он впервые попал за рубеж, в Канаду. Эта поездка перевернула его мировоззрение и взгляды на жизнь. Контраст между яркой процветающей западной страной и угрюмой постсоветской помог определить род дальнейших занятий. Макс Поляков ушел в бизнес. С 2001 по 2012 годы он построил несколько успешных IT компаний, часть из которых до сих пор работает в составе крупных мировых корпораций. Опыт бизнесмена и мышление инженера, доставшееся в наследство от родителей, помогли получить кандидатскую степень в экономике и несколько патентов на изобретения.

Читайте также:  Какое оборудование нужно для проведения бизнес-тренингов

Жажда новаторства и неуемная страсть к космосу привели Макса Полякова в Силиконовую долину. В 2012 году он перебрался в Менло Парк, Штат Калифорния, где стал одним из основателей и управляющим партнером Венчурного фонда Noosphere Ventures Partners LP. Фонд инвестирует в высокотехнологичные стартапы в сфере космических разработок, медицинских исследований, теле- и интернет-маркетинговой индустрии.

Відомого бізнесмена Вульфа застрелили в Києві, деталі злочину

Android 10 вивів з ладу мільйони смартфонів Xiaomi

Під Львовом засікли фуру з мотлохом “від Коко Шанель” – прощавайте, секонд-хенди

Українка показала, як Vodafone підло розводить на гроші вірних клієнтів

Сегодня портфолио NVP насчитывает около десятка компаний, в число которых входит и FireFly Aerospace.

Аэрокосмическую компанию в 2014 году создал американский ракетный инженер Том Маркусик. В его послужном списке уже числились на тот момент такие работодатели, как ВВС США, NASA, SpaceX, Virgin Galactic и Blue Origin. Маркусик был одним из тех, кто вместе с Илоном Маском наблюдал за первыми запусками ракеты Falcon, четыре из которых закончились неудачей, прежде чем «Сокол» взлетел. Желание создать собственную ракету выросло до масштабов компании.

Не все было гладко поначалу. Первые прототипы FireFly Alpha существенно отличались от нынешних, имели меньшую грузоподъемность и требовали более высоких затрат на производство.

В итоге, денег, которые Маркусик сумел привлечь на старте, хватило всего на два года, а дальше начались проблемы. Строительство ракет требовало бюджета в несколько миллионов $ в месяц, поэтому когда основной инвестор внезапно сменил настроения и прекратил финансирование, проект оказался на грани закрытия.

Спас ситуацию Макс Поляков, который поверил в FireFly, и с тех пор делает все для ее успеха.

Всего за два года компания продвинулась значительно дальше, чем за три предыдущих. Усилиями Макса Полякова к работе удалось подключить украинских специалистов, открыть украинское представительство FireFly, R&D центр с самым большим 3D принтером в Украине. Совместный украино-американский опыт позволил:

• изменить конструкцию ракеты Alpha, сделать ее более легкой за счет применения корпусных деталей из углеродного композита;

• увеличить грузоподъемность до 1000 кг на НОО и 630 кг на ССО;

• снизить затраты на производство первой и второй ступеней.

• продолжить работы по созданию средней ракеты-носителя Beta с грузоподъемностью 4 и 3 т на НОО и ССО, и пилотируемого ракетоплана Gamma.

FireFly в лунной программе NASA

Также, по информации liga.net , в прошлом году компания Макса Полякова была отобрана в числе 9 из 50 компаний для участия в коммерческой программе обслуживания лунных полезных нагрузок CLPS NASA, которая должна стартовать уже в 2020 году. Интересно, что в список не попали SpaceX и Blue Origin, тоже подававшие заявку на отбор, а из «тяжеловесов» NASA выбрало только Lockheed Martin.

Лунная программа получила название Artemis, в честь богини Луны Артемиды, которая согласно древнегреческой мифологии являлась родной сестрой Аполлона. Напомним, что первая лунная программа США в 60-70 годах прошлого столетия называлась Apollo.

В материале liga.net сообщается, что в рамках программы Artemis NASA будет присуждать несколько контрактов на лунные миссии в течение следующих 10 лет. При отборе рассматривались только те компании, которые согласились доставить первую миссию к концу 2021 года.

Это не первая попытка США вернуться на Луну. В 2009 году компания Google анонсировала Google Lunar X Prize – конкурс с вознаграждением $30 млн тому, кто первым посадит определенную массу на Луну. Позже проект закрылся, но успел простимулировать создание компаний, которые сегодня строят лунные модули. О новой программе CLPS директор NASA Джим Бранденстайн говорит так: «Мы летим на Луну, чтобы на ней остаться».

То есть, сегодня в NASA отрабатывается концепция лунной и окололунной баз, чтобы с них потом можно было лететь дальше, на Марс.

По мнению Тома Маркусика, контракт с NASA является доказательством жизнеспособности технического подхода, бизнес-плана и ресурсов FireFly. Вместе они составляют стратегию полного цикла, которая позволяет успешно интегрироваться в космический рынок. На сегодняшний день компания Макса Полякова имеет более 50 предзаказов на запуски FireFly Alpha. Среди заказчиков, помимо NASA:

  • Минобороны США;
  • британский производитель спутников SSTL, заключивший контракт на 6 запусков;
  • итальянская компания D-Orbit, подписавшая с FireFly многолетнее соглашение на владение эксклюзивными правами на продажу ракет и оказание услуг по запуску в европейском сегменте рынка;
  • Airbus, спутники которого выведет на орбиту первая ракета FireFly Alpha.

И это только начало. После строительства завода во Флориде, производство Alpha увеличится до 2 единиц в месяц. А это значит, что нужно будет расширять штат сотрудников. Сегодня в Остине работает 180 человек, в Днепре – 140. Однако, нехватка толковых специалистов в Украине наблюдается уже сейчас.

Украина остро нуждается в молодых инженерах и ученых

Некогда богатое украинское космическое наследие устаревает, вместе с ним, стареют и кадры. Новые же не спешат появляться, так как отрасль полностью государственная и дотационная. И это никак ее не стимулирует. Средний возраст работников КБ «Южное» и Южмаша 45 лет, а зарплата 300-400$. При этом, предприятия не загружены на полную мощность из-за нехватки заказов. А не хватает их по причине отсутствия новых конкурентных разработок.

На сегодняшний день Украина может похвастаться участием всего в трех крупных международных космических проектах, для двух из которых, Antares и Vega, разрабатывает двигатели первой и четвертой ступеней. Третий проект «Морской старт», как сообщает «Лига.Новости», после 2021 года намерен вывести из эксплуатации украинскую ракету «Зенит» и заменить ее на более современную российскую разработку. Такая же участь, по мнению Макса Полякова, скоро ждет и переделанный КБ «Южное» советский военный двигатель для ракеты Vega, который ядовитый и не соответствует европейским стандартам.

Несмотря на тяжелые для космической отрасли Украины времена, государство не спешит открывать двери частным компаниям, которые могли бы кардинально изменить ситуацию. Иными словами, компания Макса Полякова не может полностью построить в Украине ракету, так как законодательно это является исключительно прерогативой государства. И никто в провластных кабинетах не спешит что-либо менять, методично распиливая бюджет, выделяемый на укркосмос.

Тем не менее, Макс Поляков верит в высокотехнологичное будущее своей страны и строит в ней фундамент для нового витка развития ракетостроения и инновационных технологий. По инициативе бизнесмена в Днепре созданы инжиниринговая школа «Ноосфера» и некоммерческая общественная ассоциация «Ноосфера», деятельностью которых является стимулирование интереса молодежи к космосу и высоким технологиям.

Благодаря Ноосфере и Максу Полякову, в Украине уже несколько лет регулярно проводятся международные хакатоны космических инноваций, семейные фестивали робототехники, соревнования по ракетомодельному спорту, а также челлендж инженерных стартапов им. Вернадского. Конкурс с 2015 года собирает десятки талантливых молодых людей, которые демонстрируют свои изобретения уважаемому жюри. Лучшие получают гранты на дальнейшее развитие проектов и поддержку менторов.

Макс Поляков. Посвящение и помощь начинающим компаниям

Макс Поляков, предприниматель, меценат и бизнес-магнат, принимает меры для создания процветающей среды, которая поможет стартапам по всей стране. CB Insights считает, что около 71% всех стартапов провалили тот факт, что разработанные продукты были доставлены в места, где они не нужны. Успех начинающей компании заключается в ее способности соответствовать требованиям. В дополнение к отсутствию спроса на продукт, отсутствие финансирования для продвижения продукта также в значительной степени способствует частоте отказов продуктов, поставляемых на рынок, сообщает нам https://vernadskychallenge.com/lang/ru/max-polyakov.html.

Макс Поляков, предприниматель, меценат и бизнесмен, посвятил свои деньги и время, чтобы эти стартапы работали. Он реализовал эти инициативы под названием «Ассоциация Ноосферы», сформировав сообщество стартапов в Украине, чтобы они выглядели как Силиконовая долина.

Этот меценат Макс Поляков, соучредитель Ноосферной ассоциации, входит в правление, которое решает вопрос о выплате денег из фонда, который называется Noosphere Ventures.

Получив докторскую степень в 2013 году в Днепропетровском национальном университете, он стал лучше помогать технологическим компаниям, основав несколько собственных, а именно: EOS Data analytics, Space System Engineering и Firefly Aerospace. Роль Макса Полякова в поощрении стартапов в Украине является значительной. Благодаря многочисленным инициативам, которые он провел в рамках своей ассоциации Noosphere Association, он организовал несколько мероприятий и инициировал множество проектов, призванных помочь развитию стартапов в стране. Некоторые из этих событий на его счету BestRoboFest, Гонка Вертолета и Инженерная школа Ноосферы, которая была основана как образовательный центр для технических энтузиастов.

Достижения Макса Полякова в мире технологий

  • Ноосферная Инженерная Школа

Эта школа, основанная в 2014 году, была впервые разработана как исследовательский центр, а также центр развития. Школа была создана для того, чтобы дать молодым технологическим энтузиастам необходимые инструменты для превращения их идей в хорошо функционирующие инновации, которые могут быть полезны в современном мире.

Школа может похвастаться состоянием и оснащением художественных лабораторий, а также легким доступом к лучшим украинским наставникам в области технологий. Этот опыт, наряду с высококачественным образованием в лучших школах Украины, оказался отличным опытом для энтузиастов.

Школа смогла помочь учащимся приступить к проектам, которые считаются значительным дополнением к миру технологий. Некоторые известные проекты, которые взяли на себя:

Это приложение было запущено в 2016 году. Идея заключалась в том, чтобы ускорить общение с полицией. Это было сделано специально для чрезвычайных ситуаций, чтобы облегчить меры безопасности, принятые в стране. Они хотят сделать это приложение доступным для каждого гражданина к концу 2018 года. Одной из важных функций является кнопка SOS приложения, которая быстро предупреждает полицию без подключения к интернету и даже определяет местонахождение жертв без использования телефона GPS.

Эта артиллерийская система была создана инженерной школой Ноосферы, чтобы упростить попадание целей, которые были визуализированы, в течение 2 минут после их обнаружения. Это должно дать артиллеристам возможность общаться проще и быстрее, чтобы покорить цели. Он уже используется украинской армией.

Это предоставление платформы для стартапов, чтобы конкурировать за финансирование, которое было создано Noosphere Ventures. Он был запущен в 2015 году и продолжается с тех пор каждый год. Создается экспертный комитет, который отбирает от 10 до 12 заявителей с идеями стартапа из тысяч заявителей, что позволяет им предоставить финансирование. Несколько стран присылают свои варианты стартапов, и соревнования проводятся в больших масштабах каждый год.

Это лишь немногие из тех замечательных работ, которые Макс Поляков предпринял для обеспечения того, чтобы технические стартапы получали необходимую помощь и не исчезали.

Ссылка на основную публикацию